Krokus Blues
главная | о нас | новости | каталог | план релизов | партнеры | где купить? | вопросы и ответы | контакты | корзина
Главная » Каталог

Альбомы

LITTLE CHARLIE & The NIGHTCATS

Little Charlie & the Nightcats: блюзовые ночные коты Маленького Чарли

 

 

«Гитарист Чарли Бейти играет с редкой интеллигентностью и вкусом, песни и вокал Рика Эстрина ярки и наполнены настоящей блюзовой мудростью... К тому же он играет на губной гармошке так, словно учился, сидя на коленях у самого Литтл Уолтера»

- DOWN BEAT

 

«Мощно, шокирующе, великолепно.... Мгновенно узнаваемая гитара Чарли Бейти и уникальные юмористически-лирические песни Рика Эстрина делают группу одним из самых удачных проектов, синтезирующих блюз, свинг, джаз, рокабилли, и обеспечивают ей все возрастающую популярность.»

- LIVING BLUES

 

«Little Charlie And The Nightcats идут своим собственным блюзовым путем. Задорное, прочувствованное, оджазованное... да просто клевое звучание, сатирические, остроумные, умные тексты и абсолютно убойные гитарные и гармошечные соло. Кажется, что интереснее уже просто не может быть»

- BLUES REVUE

 

«Гитара Чарли Бейти... это просто опасная вещь»

- Buddy Guy

 


LITTLE CHARLIE & the NIGHTCATS     (photo courtesy Alligator Records)То, что блюз, в общем-то, не обязан всегда быть заунывным и меланхоличным, средний любитель знает. Или догадывается. Но то, что он может быть настолько жизнерадостным, остроумным и виртуозным, ощущаешь только после того, как послушаешь группу Little Charlie And The Nightcats.

 

В 50-е - 60-е годы прошлого века в Чикаго большой популярностью пользовалась группа Литтл Уолтера Джекобса Little Walter And The Night Cats. Уолтер бесподобно играл на губной гармошке, причем стал первым, кто электрифицировал этот инструмент. А в 1975 в Калифорнийском университете Беркли молодой парень по имени Чарли Бэйти (Charlie Baty), страстный почитатель Литтл Уолтера, собрал блюзовый бэнд. Сам он, как нетрудно догадаться, играл на гармошке и исполнял вместе с группой вещи своего кумира. Почему он назвал свой коллектив Little Charlie And The Nightcats, надеюсь, объяснять тоже не нужно.

 

А вот дальше все повернулось довольно неожиданным образом. Чарли познакомился с другим молодым энтузиастом блюза, Риком Эстриным (Rick Estrin), сочиняющим и поющим неплохие песенки, и решил пригласить его к себе в группу. Тот был не против, но... его основным инструментом (кроме вокала) была тоже губная гармоника. Причем он владел ею получше Чарли и уже успел поиграть вместе с Джонни Янгом и даже с самим Мадди Уотерсом.

 

Ничего не поделаешь, лидеру группы пришлось отложить гармошку и взять в руки гитару. Он никогда раньше не учился на ней играть - так, знал несколько аккордов и мог с грехом поплам аккомпанировать лидирующему инструменту. Зато он слушал очень много заезжих блюзовых бэндов - раньше, и в то время, когда собрал свою группу.

 

Ему было жаль своей гармошки, позже в интервью он шутил на тему своего прежнего инструмента: «Я любил играть на губной гармонике, и к тому же даже вполне приличная гармошка была значительно дешевле гитары. Сразу купить себе Фендер Стратокастер мало кому из молодых людей по карману...»

 

Когда Чарли взялся за гитару и попробовал для начала просто на слух скопировать кого-нибудь из знаменитостей, то оказалось, что у него есть прирожденное чувство инструмента. Ему даже не пришлось брать уроки у професиионалов - когда ресурсы игры на слух были исчерпаны, он накупил учебников и засел за них. И был получен почти невероятный результат - музыкант блестяще освоил большинство блюзовых, ритм-энд-блюзовых и даже джазовых гитарных стилей.... по самоучителям. Сегодня он считается одним из самых разносторонних и виртуозных блюзовых гитаристов в США. Кстати, может быть, вы думаете, что он учился в музыкальном колледже? Ничего подобного. Если бы не блюз, быть ему посейчас обычным учителем математики в школе.

 

Впрочем, ему приходилось работать, чтобы зарабатвать на жизнь, вплоть до подписания контракта с Alligator Records. Но об этом потом. А тогда, целых десять лет - с 1976 по 1986 - Little Charlie And The Nightcats были обычной местной клубной группой в Сакраменто. Чарли осваивал гитару, вникая во все новые и новые стили. Вот что он отвечал на вопрос одного из интервьюеров, хотел ли он быть таким, как Джими Хендрикс: «Нет, у меня все было подругому. Я не хотел походить на Хендрикса, я хотел быть как Бадди Гай. Мне кажется, и Хендрикс хотел того же... Одна из черт блюза, которую я любил и люблю больше всего, это его неисчерпаемость. Он не зависит от моды, и в нем главное - это традиции. Джаз тоже вышел из блюза - у них есть общие черты и сейчас. Я слушал очень много таких джазовых гитаристов, как Кенни Баррел, Лу Холтс, и пытался понять, из каких нот состоят аккорды, которые они играют. Часто это звучало очень похоже на блюз, но более сложный и красивый, чем традиционный. Чтобы разобраться в этом окончательно, я купил учебник Мики Бэйкера (Mickey Baker), стал его изучать, больше ходить на джазовые концерты.... Но вообще-то гитаристом, который действительно здорово повлиял на мой стиль, был Чарли Крисчиан, хотя я его слышал только в записи. Мои любимые джазмены - это Крисчиан и Чарли Паркер, и если попытаться определить мой стиль, то я играю в манере Чарли Крисчиана, но в контексте блюзового бэнда наподобие Литтл Уолтера».

 

Узнав такое, становится понятным, почему гитара Чарли Бейти одновременно так похожа и непохожа на традиционную блюзовую гитару. Просто в ней слишком много джазовых черт. В блюзе это бывает нечасто - виртозность и усложненность считаются излишними. В принципе, оно верно, но бывают и исключения. Одно из них - Литтл Чарли. Впрочем, он не злоупотреблял своей виртуозностью и никогда не уходил от блюзовых традиций. Что бы он ни добавлял к блюзу - джаз, буги-вуги, рокабилли, - все это органически перерабатывалось и не портило оригинал.

 

Маленький Чарли необычен еще и другой своей чертой. Он, формальный лидер группы, не является ни ее фронтменом, ни автором песен. Эти роли играет гармошечник и вокалист Рик Эстрин, с которым он вместе работает и дружит уже двадцать пять лет. Гитаристу почти всегда во всех интервью задают вопрос: как же так, не обидно ли ему иногда, что так получется? Он отвечает: «Я никогда не стремился стать вокалистом. Я пытался, конечно, порой выходить к микрофоу, но это всегда получалось плоско и невыразительно. Наверное, это оттого, что у меня нет и никогда не было стремления находиться в центре внимания. А Рик Эстрин идеально подходит на эту роль - он делает настоящее шоу. Правда, порой возникает путаница: зрители-новички частенько называют его Чарли, потому что он фронтмен».

 

По-настоящему, конечно, Little Charlie And The Nightcats - это Чарли и Рик. Барабанщик и басист время от времени меняются, но без одного из этих двух представить себе группу невозможно. Рик Эстрин - блестящий гармошечник и не менее блестящий сочинитель блюзов. Песни, которые пишет Рик, полны живого юмора,  это всегда маленькие истории с фабулой, завязкой и развязкой, что тоже не вполне обычно для традиционного блюза. Его вещь My Next Ex-Wife с пятого по счету альбома Night Vision получила в 1993 г. премию им. У.Хенди как лучшее сочинение года, и еще несколько песен, которые он написал для Коко Тэйлор, Роберта Крэя и Джона Хэммонда, были вместе с их альбомами номинированы на Грэмми.

 

Но все это случилось уже после 1986 года. А тогда они крепко призадумались над тем, как им все-таки зарабатывать на жизнь своей музыкой. Группа сделала демо-записи, и Чарли разослал их по семи различным лейблам. Через несколько месяцев он получил ответ с приглашением от фирмы Blind Pig. Музыканты уже почти подписали контракт, когда им позвонил президент Alligator Records Брюс Иглауэр и сказал: «Подождите немного. Я специально прилечу, послушаю вас, и тогда поговорим». Такой стиль сразу понравился Чарли, а когда он пообщался с Брюсом, который остановился у него дома, то понял, что хочет иметь дело только с «Аллигатором».

 

В 1987 году вышел первый альбом Little Charlie And The Nightcats - All The Way Crazy, и начались бесконечные турне и концерты. «Аллигатор» как независимый и не очень крупный лейбл работает именнно таким образом - раскручивает своих артистов и их альбомы, организуя множество гастрольных поездок по США и за рубежом. С того времени группа выпустила на «Аллигаторе» уже девять альбомов, последний - That's Big - в 2002 году. Чарли даже жаловался: «Когда мы только подписали контракт, мне казалось, что на нас оказывается некоторое давление - мы должны были выпускать альбом за альбомом - каждый год-полтора. Так оно вначале и было, но потом мы стали записываться реже. Я думаю, один альбом в два-три года - это то, что нужно».

 

Но жаловался он, конечно, не всерьез. Он ведь достиг того, о чем мечтал, - зарабатывать на жизнь, играя блюз. А это удел далеко не всех блюзменов, даже более-менее известных. Несмотря на изрядное число изданных дисков, Little Charlie And The Nightcats группа больше концертная, чем студийная. Они даже альбомы свои пишут фактически в режиме концерта, вживую, почти без дублей. Чарли Бейти категорически против многократного перезаписывания и редактирования готового материала: «Думаю, что наши альбомы становятся все лучше. Мы с Риком теперь сами продюсируем свои работы, потому что знаем, как это нужно делать с нашей музыкаой. Когда мы приходим в студию, и все идет своим чередом, и мы играем так, как настроены делать это в данный момент, то лучший вариант на записи всегда первый. Даже, если где-то есть небольшая ошибка, мы предпочитаем оставить все как есть. Это называется честным отношением к музыке».

 

В наше время честное отношение к музыке можно встретить только в непопсовых жанрах, таких, как академическая классика, джаз, блюз, рок.... Во всяком случае, душу и сердце настоящего меломана не могут не согреть такие слова необычного лидера группы, который не хочет быть фронтменом: «У меня никогда не было цели делать хиты. Я хочу просто играть музыку, которую я люблю, и мне кажется, что в этом смысле мне близки джазовые музыканты - они увлечены прежде всего своим творчеством и красивой музыкой. Для меня главное - сама музыка, а не какое-то особенное звучание или всякие фокусы с MIDI, которые делают в студии или где-то еще. Я считаю, что лучше всего просто взять в руки инструменты и играть вживую без всяких там специальных штучек».

 

Ну что ж, кто умеет, тот играет. Ночные коты Маленького Чарли доказали, что они-то умеют. Ищите их альбомы, слушайте. А будете в Америке, заезжайте в Сакраменто - может быть, вам повезет, и вы как раз попадете на их концерт. Blues Lives!!!

 

 

©   Евгений ДОЛГИХ

©   журнал “ДЖАЗ-КВАДРАТ”

©   BLUES.RU, Блюз в России

http://www.blues.ru/bluesmen/Little_Charlie/

 

 

 

 

LITTLE CHARLIE & the NIGHTCATSLittle Charlie & the Nightcats - дети Сакраменто, асы во всем, что касается блюза и свинга. Их творчество построено на контрастах между заявленной серьезностью искусства и противоречивостью музыкального видения. Их музыка одновременно технически совершенна, и человечна, пронизана филигранным юмором.

 

Прошло 30 лет с тех пор, как гитарист мирового уровня Малыш Чарли Бейти (Little Charlie Baty) и вокалист, гармонист и композитор Рик Эстрин (Rick Estrin) впервые объединили свои усилия и взялись за создание гремучей смеси из свинга, джаза, тяжелого чикагского блюза, рокабилли и бибопа, приправленных острой оригинальной подачей Эстрина. Словно извлеченные из античного рога соло Эстрина на гармонике и пророческо-мудрый вокал превосходно смешиваются со взрывной манерой игры на гитаре Бейти, что позволило группе завоевать всемирное признание.

 

«Бесспорно впечатляет» - восторгается Associated Press. «Необыкновенно воодушевляет и превосходно сыграно» - соглашается San Francisco Examiner.

 

И не вздумайте ошибиться - Little Charlie & the Nightcats вовсе не новички на сцене и не явление одного дня, помешанные на воссоздании классических песен, уже доведенных до совершенства. Они новаторы! Их всеобъемлющее мастерство в исконной американской музыке от чикагского блюза до техасского свинга, от прото-рок-н-ролла и бибопа до скачущего джива - все основано на зубодробительной гитарной акробатике Бейти и приведено в действие выигрышными и неповторимыми композициями Эстрина, резким вокалом и трубным звуком гармоники.

 

Little Charlie & the Nightcats - бесценный экспонат в череде блюзовых исполнителей. Их пути исходят от классической блюзовой школы. По словам Бейти: «Наша философия заключается в том, что мы должны развлекать людей при помощи музыки. Музыка может существовать и сама по себе, но с помощью нашей энергетики и элементов шоу, она попадает на другой уровень. Мы хотим, чтобы люди понимали, как нам самим нравится то, что мы делаем».

 

Судя по всему, на последнем альбоме «That's Big!» группа вполне довольна всем происходящим. Little Charlie & the Nightcats создают массивный купол из стилей и разнообразных звуков, скрепленный оригинальной музыкальной подачей и своей точкой зрения на все происходящее. При этом они показывают свои коронные техники повтор фраз, «язык за щекой», и в то же время воспроизводят особую изобретательность, несколько более серьезную, чем была использована в прошлых альбомах. «I Know She Used To Be Your Woman» вполне могла бы стать песней Sonny Boy Williamson II, «Money Must Think I'm Dead» могла бы принадлежать Louis Jordan, а «That's Big» могла быть записана и Coasters. Но нет, все это оригиналы Рика Эстрина! Вы не найдете ничего сопоставимого с инструментальными композициями Литтл Чарли, который, если верить Эстрину, самый талантливый паренек из всех, кого он когда либо встречал. Кроме того, музыкант от Alligator recording Расти Зинн принимает участие в двух из четырнадцати альбомных треков.

 

С каждым новым релизом Little Charlie & the Nightcats, все отчетливее проглядывает мысль, что не только Ночные коты - великие музыканты, но и беспрецедентный сочинительский талант Рика Эстина играет важную роль. Его песни постоянно сравнивают с Willie Dixon и командой Leiber and Stoller.

 

Эстрин завоевал награду W.C. Handy в 1993 году за песню My Next Ex-Wife, и принялся писать шедевры для знаменитых исполнителей, входящих в армию его многочисленных поклонников. Благодаря песням Эстрина, целые альбомы были номинированы на Грэмми: «Don't Put Your Hands On Me» (с альбома Коко Тэйлор «Force Of Nature»), «I'm Just Lucky That Way» (с альбома Роберта Крэя «Shame» + «A Sin»), и «Homely Girl» (с альбома Джона Хэммонда «Trouble No More» совместно с Little Charlie & the Nightcats на заднем плане). Хэммонд уговорил Little Charlie & the Nightcats подыграть ему и на следующем релизе, и взял с собой в тур, где они делили сцену с Робертом Крэем и The Allman Brothers Band. Среди артистов, которые делали кавер версии песен Эстрина, числятся также Little Milton, Rusty Zinn, Kid Ramos и Mark Hummel.

 

Эстрин признается, что сочинение песен - это выражение особой формы искусства: «Я предпочитаю те песни, в которых все сделано на высоком уровне, и в то же время которые несут в себе смысл, рассказывают какую-то историю». Помимо Dixon и Leiber and Stoller к своим музыкальным влиянием Эстрин причисляет Sonny Boy Williamson II, Percy Mayfield и Baby Boy Warren.

 

«Рик Эстрин поет и пишет песни как мудрейший из всех обитателей страны блюза, а в гармонику он дует так, словно учился на коленях у самого Little Walter!" - восторгается авторитетное издание Down Beat. «Эстрин - предвестник гениальности в гармонике, и в то же время он лучший из композиторов» - отмечает San Francisco Bay Guardian.

 

Творчество Эстрина опирается на уникальное мастерство и дикую до невозможности гитарную манеру игры Бейти. Литтл Чарли освоил все: от джаза Charlie Christian  до чикагского блюза, от west-coast свинга до рокабилли. В его уникальный гитарный саунд вливаются различные оттенки стилей. Guitar World заявляет, что «Манера игры на гитаре Бейти строится на протяжных соло, балансирующих на гребне волны и точке разрыва, где одна неверная нота способна разрушить всю гармонию». Village Voice отмечает, что «Игра Бейти напоминает Эрика Клэптона и Гая одновременно. Он один из самых влиятельных гитаристов в этом жанре».

 

Бейти впервые встретился с Эстрином в начале 70-х, в то время Бейти был студентом в UC Berkley и поигрывал на гармонике. Рик Эстрин же владел гармоникой в совершенстве, и Бейти ничего не оставалось, как переключиться на гитару.

 

После передислокации в Сакраменто, стало очевидно, что Бейти - один на тысячу музыкантов, в равной степени владеющий техниками свинга, джаза, блюза и любыми, доступными воображению, вариациями. Эта парочка сформировала блюз-бенд и карьера началась. С приходом ударника - Джея Хансена и басиста Лоренцо Фаррелла, оба - ветераны некогда известных Bay Area's Steve Lucky and the Rhumba Bums - Little Charlie & the Nightcats были окончательно сформированы.

 

В 1986 году одна из демо-записей попала на авторитетный блюзовый лейбл Alligator Records. Сам президент Alligator Records Брюс Иглоер был впечатлен, лично отправился в Сакраменто, чтобы посмотреть на живое выступление группы, и попал под дикое очарование Ночных Котов. Спустя некоторое время группа уже выступала не в маленьких блюзовых клубах Сакраменто, а давала концерты и участвовала в фестивалях по всей стране и даже по всему миру.

 

Последующие альбомы группы: 1988 Disturbing The Peace, 1989 The Big Break! 1991 Captured Live, 1992 Night Vision, 1995 Straight Up! и 1998 Shadow Of The Blues, все выпущенные на Alligator Records, утвердили репутацию как одной из самых рискованных и мудрых блюзовых команд. Альбом 2002 года That's Big! продолжает успех, а отзывы и восторженные рецензии в прессе, от The Chicago Tribune, The New York Post, The Washington Post, The Houston Chronicle, GuitarOne, Guitar Player до локальных СМИ, делают Котов достоянием общественности.

 

Гитаристы, гармошечники, композиторы, фанаты и критики - все поражены! «Если на свете гитарист лучше, чем Литтл Чарли?» - вопрошает Blues Revue -«Кто может переиграть Рика Эстрина? Little Charlie & the Nightcats играют сложнейшую разновидность когда либо созданного джаза».

 

Little Charlie & the Nightcats каждый год рассекают по миру с сотнями живым выступлений, включая главные блюзовые фестивали в Чикаго, Сан-Франциско, Цинцинатти, Нью-Йорке и Портланде. Они играли на Монреальском джазовом фестивале, в Сан Диего на San Diego Street Scene и Сиэттловском Bumbershoot Festival.

 

«Мы хорошо подходим для фестивалей, - хвастается Эстрин, - «людям не интересно то, что не отличается от обычной жизни. Им хочется чего-то особенного! Я косяком ходил - так хотел попасть в шоу-бизнес, и когда вы приходите к нам, то получаете настоящее шоу!»

 

С их непрекращающимися турне, группа, также, как и их музыка, находится в постоянном движении, привлекая новых поклонников по всему миру. «Блюз нуждается в преобразовании» - замечает The Village Voice, - «а Little Charlie & the Nightcats вербуют десятки новых рекрутов блюза каждую ночь!»

 

«Мощно: потрясающе: великолепно: Несомненно, единогласно общепризнанная манера игры на гитаре Бейти и уникальное ироничное видение делают Little Charlie & the Nightcats одной из самых успешных команд в жанре блюз-рок-свинг-джазового синтеза, так востребованного сегодня!» - Living Blues.

 

 

©   BLUES.RU, Блюз в России

http://www.blues.ru/efes/lcn.asp

 

 

 

Little Charlie & the Nightcats: интервью с Чарли Бейти (guitarsrule.com)

 

 

LITTLE CHARLIE & the NIGHTCATS

Как изменялись стиль и техника вашей игры с годами?

- Мой стиль претерпел массу изменений. Я начинал, слушая Чака Бэрри, его игра меня вдохновляла. Я с самого начала был под влиянием таких рок-н-ролльных гитаристов, как Чак Бэрри, Дуэйн Эдди (Duane Eddy), Линк Рэй (Link Wray) и других. С блюзом я познакомился по записям Чака Бэрри - на оборотных сторонах некоторых его ранних пластинок были медленные блюзы. Я стал интересоваться блюзом и его происхождением. Так я начал искать записи других музыкантов и обнаружил, что существует целый блюзовый мир. В начале своей карьеры я концентрировался на блюзовой гитаре, позднее пришел к ритм-энд-блюзу, свингу и джазу. Я много лет провел в группе Roomful of Blues - группе, которую я создал, и в которой играл в течение 12-и лет. Играя в ней, я изучал различные блюзовые течения, Канзас Сити джаз, джаз 30-ых и 40-х годов, основанный на риффах. Моя техника и стиль игры как бы параллельно шли с процессом познания жизни, изучением игры мастеров разных стилей. Затем, в какой-то момент в период работы в Roomful Of Blues, я начал много сочинять, и спектр музыки, которую я играл, значительно расширился. Я стал включать в нее элементы раннего рок-н-ролла, того с чего я начинал. В общем, я как бы сочетаю три основных стиля - блюз, джаз и ранний рок-н-ролл. Эти стили есть часть меня, из них складывается моя музыка. В последнее время я больше увлечен исполнением блюза и джаза.

 

Почему ты стал играть на гитаре? Я читал, что изначально ты учился играть на гармонике, а потом переключился на гитару. Что заставило тебя это сделать?

- Думаю это было вызвано необходимостью. Мне нравилось играть блюз, а на гармонике я стал учиться, наверное, потому, что она стоила дешевле. Получилось так, что я мог продолжить занятия блюзом в одной группе с Риком Эстриным (Rick Estrin), который замечательно играл на гармонике. Я немного баловался с гитарой в своей первой группе, ну я и решил попробовать, потому что играть на гитаре с Риком мне казалось хорошей мыслью. Кроме того, неплохо было бы иметь еще одну гармонику в группе, знаешь, чтобы поддержать Рика... Так что виной всему – необходимость.

 

Ты брал уроки? Или учился самостоятельно?

- Я никогда не брал уроков. Я мог слушать и смотреть на игру множества музыкантов, ведь я вырос на побережье Сан-Франциско, где в 60-е было много мест, чтобы слушать музыку, типа Fillmore и Avalon и прочих танцевальных залов, куда ребята моложе 21 могли войти за небольшую плату, и было множество самых разных концертов. Так можно было пойти послушать Бадди Гая и Фредди Кинга, БиБи Кинга, Альберта и всех остальных. Я смотрел на них и учился. То есть уроков я не брал, но, в конце концов, пришел к тому, что прослушивание выступлений и записей больше не приводит к прогрессу, поэтому я накупил книг и стал учиться таким образом: знаешь, читать книги по теории, книги с прилагаемыми кассетами, книги по нотной грамоте. Я уверен, что занятия музыкой очень важны, и не имеет значения, сам ты учишься или берешь у кого-то уроки.

 

А как тебе кажется, игра на гармонике помогла тебе в изучении гитары? Помогла развить игру на слух?

- Конечно же, помогла. В то время было мало литературы по игре на гармонике. Поэтому приходилось выяснять, в какой тональности звучит музыка, а потом пробовать подбирать мелодию на гармонике. Ты не мог видеть, что делаешь, и это требовало больших усилий. И это помогло. Но, конечно, на гитаре можно извлечь намного больше нот. На гармонике просто отсутствуют промежуточные ноты, надо использовать бэнды. В игре на гитаре больше подводных камней, требуется время, чтобы получше развить слух, плюс ко всему ты имеешь дело с аккордами, а не с отдельными нотами.

 

Ясно. Сколько времени ты тратил на занятия первые два года? Тебе все давалось естественно? Или приходилось заниматься все выходные напролет?

- Я начал играть на гармонике в школе, а еще я баловался с гитарой. Скажу, что первые годы обучения определенно самые важные, и я тратил все свое свободное время, если не был занят уроками, на занятия и на игру в группе. Мне повезло с моей первой работой - я все лето был свободен. Я тратил очень много времени, практикуясь по 10 часов в день. Я и сейчас много занимаюсь. Мне кажется, важно постоянно разучивать новые вещи и постоянно повышать свой уровень.

 

Как много ты занимаешься сейчас?

- Когда я дома, где-то от часа до четырех в день. Я пытаюсь несколько раз в неделю играть джемы по 2-3 часа, где мы просто пробуем разные песни. Сейчас я много работаю над джазом, чтобы развивать слух. Когда я на гастролях, обычно много времени на занятия не остается, поэтому, когда выдается день отдыха, играю, может, пару часов. Еще я понял, что перед выступлением всегда нужно разыгрываться. Если выходишь неразогретым, и звучать будешь соответственно...

 

Ты упомянул джаз... что изначально тебя привлекло к джазу? Большинство музыкантов в молодости хотят походить на Хендрикса и других музыкантов такого плана. Почему ты решил, что будешь концентрироваться главным образом на джазе?

- Ну, наверное, я был не таким. Я не хотел быть как Хендрикс, я хотел быть как Бадди Гай. Наверное, и Хендрикс тоже хотел быть как Бадди Гай, не знаю. Я видел, как эти ребята играют, и я хотел делать то же самое. Мне нравилось, что они могут просто встать и выразить свои эмоции. Тогда я этого не осознавал, но в блюзе мне еще нравится то, что он - вне времени. Он не зависит от модных тенденций, и в нем глубокие традиции. Джаз, как мне кажется, - естественная производная от блюза, блюз и джаз в значительной степени пересекаются. Я слушал музыкантов типа Кенни Баррелла (Kenny Burrell) и Лу Хольтца (Lou Holts) и пытался выяснить, что это за дополнительные ноты и аккорды они используют. Это звучит как блюз, но сложнее. Когда я дошел до этой точки, мне захотелось узнать больше о музыке. Я раздобыл книгу Мики Бэйкера (Mickey Baker), в которой приводится множество хороших джазовых аккордов. В ней даются аккордовые замены и прочее. Я потом ходил на концерты этих ребят и ... знаешь, опять же, это совсем другой мир, но эти два вида музыки так похожи, что для меня это не было чем-то необычным.

 

Кто, помимо Бадди Гая, были твоими гитарными кумирами?

- Знаешь, по-настоящему мою манеру игры изменил Чарли Крисчэн (Charlie Christian). В нашей группе в колледже был гитарист, который впоследствии стал инженером-химиком. Его кумирами были Бадди Гай и Чарли Крисчэн. Ну, мы начали играть кое-какие песни Крисчэна, вот так я и втянулся в его музыку. До этого я ничего о нем не слышал, а когда заинтересовался, начал больше и больше заниматься. Так что, Чарли Крисчэн был одним из первых моих кумиров.

 

Ты всегда хотел быть музыкантом? Или, может быть, в детстве хотел стать врачом или кем-то еще?

- Я хотел быть учителем математики. Как-то раз в школе я увидел, как парень играл на гармонике. Мне показалось, что это звучало круто. Тогда я впервые задумался о музыке. Когда я рос, я нечасто слушал радио. Единственное, что мне приходилось слушать, – это Alvin и the Chipmunks...

 

Alvin и the Chipmunks?

- Понимаешь, я не сразу увлекся музыкой, но поскольку я жил в Сан-Франциско в 60-е, когда я становился старше, я чаще и чаще знакомился с музыкантами. Мне казалось, что нужно иметь музыкальное образование, чтобы серьезно заниматься музыкой, а потом я понял, что многие из этих ребят были самоучками. Это было забавно. Наверное, я просто проснулся однажды и понял, что я музыкант. Это у меня получалось лучше всего, и я решил на этом сконцентрироваться. Нам повезло, и мы получили контракт с Alligator Records. С тех пор я занимаюсь только музыкой.

 

Ты ходил в колледж, получил образование?

- Я изучал математику и экономику. Я никогда в своей жизни не посещал занятий по музыке.

 

Каким оборудованием ты пользуешься? Ты берешь на гастроли то же, на чем играешь дома?

- Когда клуб или фестиваль предоставляет усилители, я прошу выставить то, к чему привык. Но знаешь, гарантий нет. Обычно мне нравится играть на Fender Super Reverb. Я играю на нем уже 15-20 лет. Я использую и другие усилители. У Ampeg есть усилитель Reverb Rocket, которым пользуюсь на студии и иногда на концертах. У него приятный звук. Есть такая компания Vero Amps, они делают старинную версию усилителя the Super, похожую на красивый предмет мебели, ну и звучит он тоже клево. Я пользуюсь таким. В общем, мне нравится звук старенького усилителя с четырьмя 10-дюймовыми или двумя 12-дюймовыми динамиками, но чтобы было не очень много дисторшн. Мне не нравится транзисторный звук, но и все эти ламповые примочки я тоже не люблю. Из эффектов я пользуюсь только ревербератором. Я люблю играть или на Fender Stratocaster или на полуакустических Gibson. У меня есть несколько разных. Чаще всего я играю на ESP 95.

 

Тебе нравятся заказные Stratocaster или ты любишь стандартную модель?

- У меня есть парочка старых, из тех что Fender выпустил в конце 80-х. Я не особенно там что-то менял. На одну я поставил звукосниматели Bandit, мне казалось, что гитара недостаточно выразительно звучит, и это на самом деле помогло именно этому инструменту, но обычно я такие вещи не делаю. Fender сделали для меня заказной инструмент некоторое время назад. Я много на нем играю, когда я в разъездах. Он называется Swingmaster, и на нем стоит три T-90. Что-то вроде пустотелого Telecaster, но немного усовершенствованного, а корпус сделан из одного куска клена. У него такой же гриф, как у старого ES5. Инструмент дает ощущение джазовой гитары, а выглядит как Fender.

 

Такую гитару можно купить? Или ее сделали специально для тебя?

- Ее сделали для меня в 91-ом. В последнем каталоге custom shop я видел модель под названием Swingmaster, но она вовсе не похожа на ту, что у меня. Но я думаю, мысль хорошая. Многие ставят три звукоснимателя на Tele. Так можно получить настоящий, полный звук.

 

Что вдохновляет тебя, когда ты сочиняешь музыку? Или ты просто садишься с группой и говоришь: "так, нам нужно что-то сочинить". Так? Или тебя посещает вдохновение, и ты просто все записываешь и работаешь над этим позднее?

- Наш певец Рик Эстрин (Rick Estrin) пишет большинство песен в группе, я помогаю ему подобрать нужные аккорды для мелодий, которые приходят ему в голову. Но когда я пишу инструментальные вещи, часто бывает так: я просто играю и играю, потом что-то вспыхивает внутри и я пишу песню за 10-15 минут. Наверное, над этим больше задумываешься, когда выпускаешь альбом, но иногда ты просто впадаешь в это состояние, все происходит спонтанно во время игры, приходит мысль, ты играешь, и тебе нравится, как мысль развивается и превращается в песню.

 

Когда мы планировали это интервью, мы долго пытались выбрать дату, потому что ты все время на гастролях по Штатам и по всему миру. Тебе нравится жизнь в дороге? Или иногда все достает?

- Ну, знаешь как, мне нравится играть для разных слушателей, и когда ты это испытал, трудно вновь стать музыкантом, привязанным к одному городу, играть в одном и том же клубе снова и снова. Мне нравится видеть новые лица, я люблю общаться с людьми, знакомиться по всему миру. Вот эта сторона очень приятная. А вот то что касается переездов – иногда бывает черезчур. Приятно привести мысли в порядок, побыть дома. Так что, всегда есть небольшие противоречия. Но нам повезло стать востребованной группой, повезло работать с таким замечательным лейблом, с которым мы работаем, который так широко представлен по всему миру, и мы будем продолжать это делать, пока нас об этом просят.

 

Значит, вместо того, чтобы просто направиться к своему автобусу после концерта, ты выходишь к зрителям, говоришь "привет, как дела?", общаешься?

- Ну, понимаешь, мне кажется, что блюз это музыка простых людей. Если ты не удосуживаешься поговорить со своими поклонниками, не тратишь время на то, чтобы познакомиться с людьми, которые пришли и заплатили от 10 до 15 баксов за то, чтобы увидеть тебя, с какой стати они должны прийти на твой концерт еще раз? Конечно, когда попадаешь на огромный фестиваль, трудно это делать, но если речь идет о том, чтобы подписать футболки или компакты после концерта или сфотографироваться, для них это что-то значит. Я всегда сталкиваюсь с людьми которые говорят: "Помните меня? Мы разговаривали 12 лет назад!" или что-то в этом роде и, по-видимому, для них это важное воспоминание. И я заметил, что такие музыканты, как Би Би Кинг, Альберт Коллинз, всегда находили время, чтобы поговорить с людьми, поэтому, думаю необходимо это делать.

 

То есть, ты делаешь свое дело и получаешь от этого удовольствие, в отличие от ситуации, когда музыкант говорит: "мы обязаны это сделать", а по окончании удаляется восвояси. Тебе на самом деле все это нравится.

- Ну да! То есть, сложно играть играть музыку каждый вечер, если она тебе не нравится, если ты не можешь немного ее изменять, чтобы лучше соответствовать определенной аудитории и ее настроению. Это не значит, что я каждый раз счастлив на сцене на все 100%, но нужно любить это, чтобы быть в состоянии это делать. Думаю, что зрители могут чувствовать, доволен ты или нет, а если нет, чего ради они должны приходить тебя слушать? Есть много других групп, есть из чего выбирать.

 

Где тебе нравится играть больше всего? Какие зрители самые лучшие?

- На самом деле, повсюду. Мне нравится играть дома, потому что я живу в пяти минутах езды от клуба. Есть одно замечательное место в Северной Калифорнии, где мы постоянно играем. Есть места по всем Соединенным Штатам. Нам нравится играть в Канаде, Австралии, Европе, повсюду. Считается, что лучшие зрители в больших городах, но я часто замечал, что в отдаленных районах, где людям не часто случается послушать музыку, люди приходят и веселятся от души. Мы хотим, чтобы у них осталось приятное ощущение, и появилось желание чаще посещать концерты.

 

Как вы получили контракт? Вы на прямую связались с Alligator Records, или они сами вас открыли?

- К тому моменту, когда записали демо-запись и разослали ее на 7 разных лейблов, одним из которых был Alligator, мы уже играли лет 10. Но мы не получили ответа. Я бывал в Alligator раньше. У них там огромная коробка, заполненная доверху демо-записями, я не мог даже представить, как долго придется ждать. И через несколько месяцев мы получили предложение от другого лейбла - Blind Pig, они на самом деле хорошая фирма, поэтому мы решили заключить контракт с ними. Потом, совершенно неожиданно, мне позвонил Брюс и сказал: "Повремените ребята, мне нужно с вами поговорить, но сначала я должен вас услышать". В общем, он прилетел из Чикаго на выходные и остановился у меня дома. Когда он сделал свое предложение, я подумал: "Это наш человек", и я был готов с ним работать. Мы подписали контракт, кажется, в августе 86-го, наша запись вышла в 87, и с тех пор мы работаем с ним.

 

Есть ли у тебя совет для тех, кто все еще играет в гараже и мечтает о контракте? Думаешь ли ты, что рассылать демо-записи – самая важная вещь, или может есть какие то секреты?

- Вот, что я узнал от Брюса Иглауэра (Bruce Iglauer), президента Alligator, и что я наблюдал в течение многих лет: нельзя сразу перескочить, по крайней мере в блюзе, из гаража или студии в гастрольный тур. Ты должен показать, что знаешь, из чего складывается вся сцена. Ты должен показать, что у тебя уже есть поддержка зрителей на местном уровне, что ты сам себя раскручиваешь, что ты не чураешься печатать календарики и раздавать флайеры, что ты готов много работать, что ты в состоянии много ездить, что у тебя относительно постоянный состав. Вот, что нужно агентам и лейблам, чтобы заключить контракт с группой, которая будет гастролировать. Нельзя отъехать на 400 миль от дома и понять, что тебе это не нравится. Очень часто, особенно когда группа молодая, приходится уезжать на 6 и более недель. В общем, все начинается там, где ты живешь. Ты должен выходить и создавать свою сцену, а затем уже посылать на лейбл не только музыку, но и информацию о том, чем ты занимаешься, как часто ты даешь концерты, и чего ты ожидаешь от этого лейбла.

 

Что тебе нравится помимо игры на гитаре? У тебя есть хобби?

- Так, дай подумать... Мне нравится играть в теннис. У меня есть парочка машин. Я толком не разбираюсь, что там у них внутри, но вот покататься я люблю. Наверное, по-настоящему мне нравится играть музыку. Я обожаю играть на гитаре, но, наверное, еще больше, когда я не должен этого делать. Мне это нравится еще и потому, что я могу попробовать что-то новое, а это дает ощущение комфорта.

 

Какие у тебя машины?

- У меня их две. Бьюик 58-го года и Бьюик 64-го: они у меня с тех пор, как мне исполнилось 20. Вот так, люблю покататься. Я еще песню написал об одной из них. У меня Бьюик Wildcat. Я назвал свою песню Wildcat.

 

Из какого она альбома?

- Она есть на концертной записи.

 

Ага... Кажется, я ее не слышал.

- Да, это одна из тех песен, когда говоришь: "Давай-ка поиграем квадрат". Я сыграл эту песню, а в конце концов она так всем понравилась, что ее предпочли инструментальной вещи, которую я написал специально для альбома. Так что мне пришлось ее разучивать! Забавно, что несколько разных групп сделали каверы этой песни, а изначально она просто была вроде как вещица для саундчека.

 

Насчет тенниса: ты когда-нибудь участвовал в турнирах или соревнованиях любителей?

- Нет, никогда. Мне нравится просто немного погонять мяч, отвлечься. Это так приятно. Здорово иногда побегать, погонять на велосипеде. Чтобы быть в форме.

 

Просто время от времени снять напряжение?

- Да, да. И просто напомнить себе, что ты дома, и можешь этим заняться. Потому, что на гастролях можно только есть, спать и ехать...

 

А ты пользуешься интернетом?

- Да! Немного. У меня есть компьютер дома. У меня правда нет лэптопа, но скоро будет. Естественно, первым делом, когда я заимел компьютер, я ввел свое имя и прочел хорошие и плохие отзывы, что меня немного обеспокоило. Замечательная штука.

 

Какие сайты тебе нравятся?

- Сайты с практическим предназначением, знаешь, как бронирование авиабилетов, есть много таких замечательных сайтов. Разные вещи, фондовая биржа, к примеру. Ну, еще я смотрю общую информацию о музыкантах. Есть хорошие сайты с информацией о Чарли Крисчэне (Charlie Christian). Смотрю сайты о своих любимых музыкантах, иногда мне присылают адреса, и я их просматриваю. Я не провожу много времени в сети как многие, потому что, мне тяжело долго оставаться без гитары.

 

Ну и, наверное, ты подолгу не бываешь дома?

- Да, мы бываем в разъездах по полгода, потому что нужно время, чтобы организовывать выступления. Так, чтобы получить концерты в 4 - 5 местах, приходится объездить 7 или 8. Такие поездки длятся, по крайней мере, по месяцу или вроде этого. Более экономично выходит использовать свой автотранспорт, летать самолетом лучше, когда у тебя концерты только в выходные дни. Скоро я обзаведусь лэптопом, и если мои пальцы устанут, я смогу покопаться в интернете.

 

Что бы ты хотел делать, если бы не был все время в дороге? Есть ли у тебя какие-то личные цели, которых ты хотел бы достичь?

- Нет, мне и вправду повезло. Я меня есть возможность посмотреть мир. Когда путешествуешь столько, сколько я, время для тебя становится бесценным. Поэтому я постоянно составляю списки того, что необходимо сделать, чтобы ничего не забыть. Так что хочется иметь время, чтобы заниматься разными делами. Моя цель в том, чтобы стать совершенным гитаристом. Я постоянно занимаюсь, работаю над этим, играю концерты. Я с большим вдохновением играю перед аудиторией, чем дома, но нужно выполнять эту подготовительную работу, прежде чем выступать на концерте. Но, на самом деле, я делаю то, что хочу, а моя цель, наверное, просто совершенствоваться.

 

То есть у тебя не возникает желания прыгнуть с самолета, пуститься вплавь по Амазонке или сделать что-то подобное?

- Ну, точно не прыгать с самолета. Я люблю путешествовать, люблю открывать новое, и у меня есть возможность кое-что посмотреть. Идея с Амазонкой звучит неплохо, но я боюсь воды. Частенько, когда нам случается поехать в Австралию, и выдается пара дней отдыха, здорово бывает выбраться на побережье или куда-нибудь еще. Мне хотелось бы однажды попасть в Африку, посмотреть пирамиды.

 

Во время этих поездок тебе приходилось попробовать подводное плавание, или ты предпочитаешь просто плыть в лодке.

- Просто в лодке, иногда поплавать с маской. Я не особый-то пловец. Но это просто замечательно. Для меня лучший отпуск – просто лежать на пляже и загорать. После нервных перегрузок здорово просто расслабиться.

 

Ясно. Ну а что ты думаешь о поп-музыке?

- Я об этом не задумываюсь.

 

Нет?

- Не-а... Каждый должен делать свое дело. Моей целью никогда не было написание хитов. Моей целью всегда было просто играть музыку, и я думаю, я - родственная душа с джазменами, потому что они музыканты, ими движет желание делать музыку, играть красивые песни. Но тут все дело в способностях, в подготовке и в умении передать своей игрой то, что у тебя в душе. А для меня в этом и состоит музыка. Не в каких-то там звучках, которые можно получить с помошью MIDI или какой там еще дряни, ради чего люди приходят в студию. Мне кажется, нужно просто выходить и играть вживую, без всякой помощи.

 

Когда ты пишешь песни, ты пользуешься MIDI?

- Нет. Как я уже сказал, я не сочиняю много песен. Я пишу инструментальные вещи, они рождаются из мелодий, которые наигрываешь, а потом говоришь себе: "Мне это нравится! Я из нее что-нибудь сделаю". Рик пишет большинство наших песен, на него повлияли многие музыканты. Я знаю, он пишет песни на старом побитом Epiphone. Он подбирает аккорды и основную басовую линию, а мы помогаем все это развить позднее. Но никто из нас никаким сложным оборудованием не пользуется.

 

Если бы мы сейчас заглянули в твою коллекцию компактов, там большей частью собрана джазовая музыка?

- Ну, у меня есть и джазовые пластинки, но начинал я с покупки блюзовых альбомов, и у меня есть все блюзовые альбомы, что выпускались в те времена. Так что, мне не было нужды покупать блюзовые компакты, кроме переизданий или музыки ранее не изданной. У меня много компактов, много альбомов. Я люблю слушать музыку. Мне кажется, если часто слушаешь музыку, это имеет почти такой же эффект, как занятия на инструменте, потому что ты должен переварить всю эту информацию и запомнить все эти разные песни, разные куски и все прочее.

 

Какие у тебя планы? Ваша последняя запись вышла в октябре прошлого года, почти год назад. Вы не собираетесь вернуться в студию?

- Нет, не собираемся. Когда мы только начали работать с Alligator, была некая установка выпускать по альбому раз в год или в полтора. Сейчас нам подходит раз в 2 или 3 года. Я бы хотел записать сольный альбом, чтобы высветить кое-что из того джазового материала, над которым я работал. Мы играли некоторые из этих песен на своих концертах, но большей частью это сочетание блюза и джамп-блюза, однако, это не ближние планы. Знаешь, мы просто играем и весело проводим время, ну а когда нужно будет записать новый альбом, мы это сделаем.

 

Тебе нравится работа в студии?

- Не особенно.

 

В самом деле нет?

- Нет.

 

Что ты посоветуешь гитаристам, жаждущим играть джаз или другие стили?

- Ну, мне трудно назвать себя джазовым музыкантом, потому как я не совсем на той территории, но мне кажется в процессе изучения джаза очень важно разучивать много песен, много мелодий, учиться играть на все эти аккорды и аккордовые последовательности, которые не стареют, на все эти замечательные стандарты и материал подобного рода. Даже блюзовые гитаристы, желающие играть с большим мелодизмом, если вы научитесь играть на песни Портера (Cole Porter) или Гершвина, в блюзовых песнях есть части, в которых можно использовать аккорды из этих песен, и они реально помогают в игре. Думаю, нужно просто играть все, что вы можете, так часто, как только возможно, а по большому счету играть то, что вам хочется. Мне жаль людей, которые играют лишь для того, чтобы оказаться перед зрителями, потому что им необходимо оказаться в ситуации, когда они довольны собой и могут себя выразить.

 

Ну что, большое спасибо за то что потратил на нас свое время. Я уверен, ты очень занят и все такое.

- Да нет... без проблем. Спасибо за проявленный интерес. Я не даю много интревью, которые касаются гитарной игры, так что приятно было об этом поболтать. Я бы еще хотел заметить, что когда я много говорю о джазе, это вовсе не потому, что мне не нравится блюзовая гитара. Просто если занимаешься этим 20 лет, хочется делать что-то другое, потому что, когда я выхожу на сцену, я – блюзовый гитарист, со мной все концерты которые я играл, все мои воспоминания. Так что я не чувствую, что я обязан практиковаться в блюзе, потому что мне кажется, что я уже знаю, как играть блюз.

 

Ну, наш сайт обо всем: о гитарной игре в любых формах. А блюз - это просто замечательно, обожаю блюз.

- Я люблю блюз, и если бы не эта любовь, я бы не смог посмотреть мир, так, что не хочу неумышленно его оскорбить. Знаешь, Alligator выпустил книгу пару месяцев назад, я узнал об этом, путешествуя по сети. Я очень сильно обрадовался, потому что впервые моя песня была опубликована в книге, причем не только в виде таблатуры, они еще выписали соло и все остальное в нотах, было забавно смотреть на все это, видеть названия всех этих аккордов. Я не знал, что я играл, я просто играл. Но все выглядит здорово! Так или иначе, когда делаешь что-то подобное, понимаешь что это не подвластно времени, и всякий, кому удается выпустить свою запись, оставляет след навсегда.

 

 

©   guitarsrule.com, 1999г.

©   BLUES.RU, Блюз в России; перевод Арсена ШОМАХОВА, 1999г.

http://www.blues.ru/bluesmen/Little_Charlie/Little_Charlie_interview.htm